Bleach: Other War

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Other War » Акции » #1. Канон!


#1. Канон!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Внимание. Что бы вас приняли без анкеты, вы должны просто написать пост на свободную тему. Тема СВОБОДНАЯ, но пост не меньше 10 полных строк!
Неважно, зампакто, шинигами или избушка на курьих ножках! Если вы мелькали в аниме или манге, вы считаетесь каноном!

0

2

Пост

Оказаться в мире живых, все равно что понять, что ты особенный, кем бы ты ни был. Никогда не знаешь, чего ждать, особенно если ты появляешься там впервые, как Нел. Она даже не думала, что вообще надумает оказаться в мире живых, но все таки оказалась. На самом деле она хотела найти Ичиго и остальных. Долго же ей пришлось искать Каракуру, и вот она здесь. Глубоко дыша, она осматривалась вокруг себя и не могла понять, что это - реальность или сон. Конечно она привыкла к небу и солнцу, в Хуэко Мундо она это видела и знала, что это. Но сам город завараживал ее, теплый ветерок трепал волосы, а в сердце девушки пылал огонь, полный интереса и жгучего желания знаний. Девушка стояла на берегу реки и смотрела на свое отражение в воде. Никогда не думала, что мир живых именно такой. Быть может здесь даже лучше, чем в Хуэко Мундо. Я не знаю. Эти чувства - они игривые, как солнечный зайчик на стене. Но я думаю, мне нужно идти. К тому же хочется все осмотреть поскорее... Она слабо улыбнулась и, чуть помедлив, направилась к дороге. Она осматривала все - дома, улицы, магазины, то удивленно открывая рот, то восхищенно вздыхая. Она даже не заметила тот факт, что люди ее не замечают. Нел было интересно все. От росинке на лепестке цветка, до птицы, летящей в небе.

0

3

Капитан Одиннадцатого отряда сидел за столиком и похлёбывал саке. Всё было как обычно, за окном кто-то на кого-то орал, в соседней комнате Ячиру мучила Иккаку и Юмичику. Приближался вечер и всё было бы хорошо, если бы Зараки не сидел сейчас в магазине этого придурка Урахары.
Но больше всего злило Зараки то, что ему предстояло теперь жить в Каракуре и не одному. А вместе с Ячиру и этой девчонкой, имя которой, он конечно же не помнил. Но дело тут даже не в этом. Каракура – маленький, богом забытый, по мнению Зараки, городок. В котором не то, что на хорошую драку, на просто сабантуйчик не приходилось рассчитывать. И именно это так сильно расстраивало капитана. С другой стороны в городе всегда был Куросаки, который уж точно, по мнению всё того же Зараки, не откажет старому другу в хорошей битве на занпакто.
Сумки были сложены, гигаи одеты, и получив последние напутственные слова от Урахары, часть одиннадцатого отряда и Кучики Рукия отправились на новую квартиру.
Квартира оказалась довольно скромной. Две небольшие спальни, гостиная, плавно переходящая в столовую, а потом в кухню,  санузел и кладовка, в которую третий и пятый офицеры сгрузили все вещи, после чего ушли.
– Что б их! – громко выругался Кенпачи, глядя на весьма скромное убранство их нынешнего жилья. – Ублюдки! Нет, ну на всём экономят, а? что б их! Да у меня казармы просторнее!
Проматерив весь Готей 13 и совет 46 с ними, а заодно и весь сейретей. Зараки плюхнулся на диван.
– Эй, девчонка, как там тебя? Приготовь чего нить пожрать!
Зараки посмотрел в окно. На горизонте догорал закат так ненавистной ему Каракуры.

+1

4

Луна, ещё не светившая в полную силу, но вышедшая из-за горизонта ночных теней, затмевая свет звёзд, доглатывая последние слезинки солнца, коему жить в этом дне осталось лишь мгновение; отсвечивала лёгкой золотистой полоской, перетекавший в её собственное серебро, освещая одиноко сидящую на берегу моря, в нескольких километров от Каракуры по морскому берегу, на серебристом песке, фигуру шинигами...
Айзен сидел на берегу на своей куртке, обняв колени, и уткнувшись в руки носом, и тоскливо провожая солнце в последние мгновения, за горизонт. Очки лишь уныло лежали рядом на рукаве куртки, недалеко от снятых ботинок: ступни Айзена лежали на голом песке, омываемые периодически нахлынувшими волнами...
Ветер, почти постоянно дувший в спину, успокаивал одинокое сердце...
Айзен снова видел перед собой ту же самую картину, что видел и на улицах... Вновь этот же закат, вновь мост, Сокьёку... И старик Яма, спрашивающий Айзена, не желает ли он воспользоваться правом последнего слова...
Но... Айзен, похоже, может бы, и сам сдался в руки ГТА13, если бы был полностью заверен в том, что его желание было бы исполнено... И экс-владыка знает, чего пожелал бы... В его силах было бы пожелать, что бы Готэй навсегда прекратил охоту на мирных Вайзардов... Да. Это было его желанием...
Айзена не покидала мысль о том, что "вторых небес" не существует... А значит, даже если он и его капитан будут любить друг друга и там, то всё равно не увидятся...
Пусть уж лучше он будет жить в этом мире спокойно, нежели беспокойно, да ещё и со мной...
Айзен вздохнул, вновь подумав:
И за что только так со мной?.. Что повело меня на то, что я натворил до сего дня?.. Зачем?.. Какова цель всего этого?.. Чего я пытался добиться... Подумать только...

0

5

Обычный день, не предвещающий, каких либо проблем на сегодня. Орихиме  спокойно бежала в школу что бы не опоздать. Подбегая к школе, девушка заметила как её лучшая подруга Татсуки, только что зашла на территорию школы. Орихимэ сорвалась с места и на крыльях радости, впрочем как всегда побежала к подруге, чуть ли не запинаясь о каждую маленькую преграду в виде камушка или чего-нибудь ещё.
- Та-тсу-ки! - девушка звала свою лучшую подругу, растягивая её имя как-только можно было и привышая границы звука, так что бы та услышала её.
- Ааа? - девушка остановилась и повернувшись к источнику голоса, пожалела о том что вообще остановилась.
Орихимэ неловко налетела на Татсуки и они обе чуть не упали на землю.
- Ой.. Татсуки, прости меня пожалуйста. Я случайно. Просто тут такой злаполучный камень был и я запнулась о... - но тут девушка прервал палец подруги.
- Иноэ, прекрати уже...пошли а то в школу опоздаем скоро уже звонок.
Девушки поднялись в класс и расселись по своим местам. Уже прошло несколько уроков, но Иноэ на протяжении всего времени летала в облаках, вот прозвенел звонок и настало время ланча.
Орихимэ с подругами вышли на улицу и усевшись под деревом в тени принялись за еду. Иноэ задумчиво ела своё очередное сладкое творение, не замечая, как на неё уставилось несколько глаз её подруг.
- Эй.. Орихимэ! Ты чего? О чём ты задумалась.. не летай в облаках, а то испачкаешь форму. - проговорил кто-то из девушек.
- Ой, простите. - Орихимэ взяла салфетку и обернула сладость, так чтобы не запачкаться. - Девчонки. А вам не кажется странным, что Курасаки-кун отсутствует сегодня?
- Орихимэ ты чего? Наверное он заболел или ещё что-нибудь. – произнесла Татсуки, поедая содержимое бенто.
- Или же на него напали роботы с планеты Меркурий! – неожиданно с тупой улыбкой проговорила Иноэ.
- Эм… Орихимэ…я конечно понимаю что ты…- не успела договорить одна из девушек как Иноэ уже на крыльях счастья бежала в класс что бы узнать где же скрывается Ичиго,  а вдруг кто-нибудь знает.
- …Она хоть раз слушает когда ей что-то говорят? – возмутились девчонки.
- А кто её знает- ответила Татсуки смотря как Орихимэ скрылась за дверью в школу.
Вот ланч окончен. Прозвенел звонок на урок и все вернувшись в свои классы  сели за свои парты. Татсуки села на своё место, после чего она перевела взгляд на уставшую Иноэ. Девушка сидела и смотрела в окно.
- Орихиме, ты чего такая уставшая? – поинтересовалась Татсуки.
- Я? Уставшая? Что ты говоришь… Со мной всё в порядке. – начала отнекиваться Иноэ, пока не сдалась под давлением серьёзного взгляда со стороны подруги.
- Ладно.. ну я спрашивала у Друзей Куросаки, где он и так далее. Они не знают. Я даже забывала к кому я подходила. – девушка расстроено опустила голову и её глаза уставились в парту.
- Да ладно тебе, Орихимэ. С ним всё нормально наверное отцу помогает или приболел немного – отозвалась Татсуки и уткнулась носом в тетрадь.
Иноэ тоже уткнулась носом в тетрадь, так как учитель сделал замечание.
Надо будет позвонить Ичиро.. – пронеслось в голове Орихиме, после этих мыслей она повертела головой в смущении пытаясь их развеять.
Лиц девушки залилось румянцем и она скрылась за книгой, что бы не показывать своё невольное смущение.

Отредактировано Inoue Orihime (2010-03-23 22:36:27)

0

6

Хочу предложить на суд администрации своё видение этого персонажа в условиях сюжета)

Айзен улыбнулся, вспоминая забытую формулу. Он ей не пользовался уже давно – не было надобности. Зачем же он делает это теперь? Неужели ему стало… скучно? Вот же нелепость, и придёт такое в голову.
Он вынул занпакто из ножен, отводя руку в сторону. Реяцу соскользнуло с кончиков пальцев, обвивая духовный меч всполохами силы.
- Весь мир – иллюзия, - Айзен говорил тихо, но каждое слово имело вес, - иллюзия – вода, которая отражается в зеркале. В попытке достать до воды ты будешь лишь бить зеркала. Любовь – это иллюзия. Иллюзия – это цветок, растущий лишь на луне. Нельзя его сорвать, нельзя понять, где истина, а где лишь отражение. Остерегайся воды, забудь запах цветов, не смотри на луну, закрой зеркала – отринь человеческие мечты, - занпакто превратился в один поток пылающей реяцу, - прикажи случиться неизбежному. Холод сердца, лёд души – пусть они прикажут мечтам людей: … - Айзен тонко улыбнулся, - «Расколись».
Занпакто исчез из рук, шинигами довольно склонил голову и, не оборачиваясь, закончил формулу высвобождения:
- Кьёка Суйгецу.
Мягкий голос за спиной Айзена подтвердил факт, что всё прошло более чем удачно:
- Не часто ты зовёшь меня в к себе в гости. Вообще в последнее время нечасто зовёшь, - иллюзорный занпакто отобразил внешность и голос своего шинигами, подходя ближе. –Я уже было отчаялся и впал в депрессию.
- Как славно, что мне удалось помешать этому прискорбному состоянию. Я хотел бы кое о чём поговорить, Кьёка.
Обмен вежливыми шпильками прошёл успешно и занпакто кивнул, давая понять, что готов выслушать.
- Уже пару дней мне не давала покоя мысль…
- Да, ты думал о том, что ты ошибся, - перебил занпакто. – Релиз арранкаров оказался слабее, чем конечная форма банкая того же шинигами и занпакто. И это сгубило весь шикарный план.
- Релиз, релиз, - Айзен попробовал это слово на вкус, - он был не так плох, он по своей сути был предпоследней формой единения шинигами и занпакто. Тот же Готей не спешит развить уровень большинства своих капитанов и лейтенатнотов даже до этого.
- Готею некуда спешить.
- Это многоуважаемому Ямамото некуда спешить, - поправил Айзен. – Если моя теория верна и Король давно мёртв, то его даже некому сместить с поста. Что за нелепость. И сколь обидно это видеть, Кьёка. Все настолько верят в абсурдные законы, даже не задумываясь, что под ними уже ничего нет.
- Ты забываешь, к примеру, поступок Шунсуя и Укитаке на Соукиоку. Они пошли против закона, совершенно спокойно пошли.
Ками-сама рассмеялся.
- С таким же успехом можно пытаться ладонями вычерпывать воду из дырявой лодки вместо того, чтобы заткнуть течь. Так и законы Сейретея – такая лодка. Нужно добраться до течи.
Занпакто уселся в кресло, подпирая голову ладонью.
- Дай угадаю – и написать свои?
- И написать свои. Если бы от имени Совета 46 я приказал казнить всех капитанов, они бы сами добровольно встали под Соукиоку. Не находишь, что общество несколько нездорово, если такие феномены возможны?
- Мой бог, - иронично уронил Суйгецу, то ли выражая своё отношение к этому высказыванию, то ли обращаясь к своему шинигами и выражая этим утопичность его идей. «Айзен Соуске – это неизлечимо». – Кстати о Соукиоку. Когда в следующий раз меня будут казнить там вместо тебя, я признаюсь во всех смертных грехах. Например в том, что ты храпишь.
- Это ты просто не видел лицо Ямы-джи, когда я «восстал из пепла» и сказал, что больше так не буду и огонь Соукиоку выжег всю ересь из моего сердца, а Хогиоку спасло душу.
- Мне достаточно того, что я видел, как ты это репетируешь, - искренне рассмеялся занпакто, потягивая капучино.
А окном цвёл и пах мир живых. Весна всё-таки.

0

7

Aizen Sousuke, *медленно хлопает*

+1

8

День начинался привычно мирно. Из окна комнаты Кьераку вылетело только две вазы. А все объяснялось не тем, что тайчо соизволил поднять свою звездную пятую точку, нет. Просто у Нанао было прекрасное настроение, так что капитан отделался только несколькими несерьезными ушибами, да и бьет лейтенант, как известно, не сильно. Ну честно слово, скажите, разве можно сильно ударить какой-либо тетрадью или блокнотом, что девушка обычно и таскала с собой? И вот сейчас, сидя на стуле около кровати дражайшего капитана, закинув ногу на ногу и буквально испепеляя пропащего лентяя взглядом своих глаз из-за сверкающих очков. Где-то ее взгляд был грозным, а где-то совсем наоборот - чуть лукавым, потому что она знала, что Кьераку не соизволит даже выслушать ее.
Как говорится "слушает, а не слышит", - вполне логически заключила девушка, впрочем, без никакой нотки раздражения. На самом деле на это был целый ряд причин. Во-первых, если внешне Нанао могла позволить себе "избиение малолетних" в виде Шинсуя, то мысленно, именно внутренний ее мир оставался нетронутым. Она была слишком волевой женщиной, чтобы отвлекаться на внешнее влияние, хотя часто это и мешало. А другой причиной было железное правило: Кьераку Шинсуй - взрослый ребенок, на которого невозможно долго злиться. Да и нельзя, по статусу запрещается. Но опять же - это внутреннее правило лейтенанта, а внешне она продолжала отчитывать своего капитана за его врожденную безалаберность:
- Тайчо, ваше разгильдяйство, ваша лень и самоуверенность, распущенность и притворство приведут вас...ну...не знаю куда, но точно не к добру! - раздраженно заметила она, пытаясь стащить капитана с его излюбленного места отдыха, заменяющего ему и жену, и детей, и порой даже друзей.
- Нанао-тя~н, почему ты так жестока со мной?! - расстроено протянул Кьераку, видимо, решив опять погримасничать, но удачный пинок привел его в некую трезвость ума. Как оказалось, театральничать умеет каждый человек, посему Исэ встала, вдруг побледнев, а затем развернулась и без единого слова вышла прочь, слыша позади страдальческие стенания капитана, который запаниковал, а мысленно же она ликовала.
Вау, тайчо, и вам на нервы подействовать можно, нэ?.. - с каким-то скрытым торжеством просила лейтенант, деликатно спускаясь по лестнице и уже услышав шаги Шинсуя, который не привык к такому поведению своего неприступного фукутайчо и даже не мог правильно истолковать поведение Нанао в данный момент.
- Нанао-тян, прости меня, глупого! Нанао-тя~н! - уже почти вопил Кьераку, пока Нанао медленной походкой вышла на улицу, привычно держа в руках свой многострадальный блокнот. И уже когда она была на середине улицы, а Кьераку выбегал из дому, и все выглядело, как устарелый мексиканский сериал, девушка ехидно пробормотала:
- Вот теперь вы обязаны купить мне мороженое, тайчо, - и, хотя сама фраза кажется бредовой, в ней есть некий смысл, в который стоит вдуматься.
Ну вот это и был очередной триумф Исэ Нанао.

0

9

Где же мог находится капитан 8-ого отряда в теплый весенний вечер? Безусловно – на крыше своего дома. Как оказалось, избавится от сейритейской привычки было не так уж легко. Единственное, что смущало «ленивца» Готея, так это весомое различие в высоте крыш Общества душ и Каракуры. Тут если свалишься, то и покалечиться недолго… - думал Киораку, периодически с опаской смотря вниз. Мужчина положил руки под голову, сдув с усталых глаз густой вьющийся локон и закинув ногу на ногу, томно выдохнул. Ничего в этом мире не остается безнаказанным. Шинсуй знал это, как никто другой. «Шаг влево, шаг вправо – расстрел» - стало девизом их отношений с Нанао-тян, как он любил ее называть. Вот и сейчас, когда шинигами нес за собой огромную ношу безделья за весь день, возвращаться домой, где его, имовернее всего, поджидала Исе со скалкой, а то и чугунной сковородкой в руках. Все равно бежать было некуда. Мужчина встал, отдернув дленный плащ и, наконец набравшись смелости, ловко спустился по склону крыши, зацепившись за ее край и тихо спрыгнув на балкон. Питая себя надеждами, что лейтенант и местный «охранник порядка» уже спит, Киораку встал на цыпочки и, тихо открыв дверь, прокрался в комнату. В ней было темно и тихо: все-таки, она пошла спать, - с откровенной долей удовлетворения заметил про себя тайчо, - дорога открыта...
Он тихо начал пробираться к кухне, старательно поднимая ноги там, где, по его мнению, должны были лежать подушки, пуфики и прочая дребедень для гостинной. Довольствуясь мыслью о возможном сегодняшнем отдыхе, мужчина поспешно прошел на кухню, прикрыв за собой дверь и начал рыскать по всем дальним ящикам и шкафам в поисках самого сладкого нектара на земле – саке. Но, в этот раз навыки шпиона или какого-нибудь агента радикально его подвели. Неудачно став коленом на мокрую столешницу, Киораку поскользнулся и смачно рухнул на спину на холодную белую плитку. Ну, как и следует далее по ранее предписанному сюжету, стук жестких тапок лейтенанта не заставил себя ждать.
Тихо поскуливая от крайне доставучей боли в позвоночнике и затылке, Шинсуй обреченно потер лоб и устало открыл глаза. Лучше бы он их не открывал. Стоящая в упор к нему Нанао, что презренно и осуждающе смотрела на него свысока в милой пижаме и желтом халате, заставила капитана мысленно провалиться на два этажа ниже, как минимум.
- Снова искали саке, тайчо? – укоризненно спросила она, что скорее было похоже на осуждающее утверждение, - увы, в такое время вам пить вредно.
Ожидающий более энергичной «взбучки» со стороны девушки, мужчина сильно расслабился, радуясь тому, что на этот раз никто и ничем не даст ему по голове.
- Нанао-тяяяян…. – влюблено пропел он, прищурив глаза и широко искренне улыбнувшись. Такой милой, даже где-то по-детски наивной, но не теряющей привычной серьезности, он ее любил особенно. Казалось, что только вчера она стояла перед ним с той огромной книгой в руках, в больших круглых очках, краснела и спрашивала, когда вернется Ядомару. Когда она не намеревалась его убить первым подручным средством, тайчо был рад ее видеть.

0

10

Айзен утвержден. Первый сдвинут с роли.
Исэ, Орихимэ, Нэлл и Шун приняты.
Зара само собой.

0

11

Погода была прекрасной, ярко светило солнце, дул лёгкий весенний ветерок, безоблачное небо голубого цвета, манило своей безграничной глубиной, идеальные условия для очередного собрания " Женской Ассоциации Шинигами! ". Удивительно что может сотворить хорошая погода и прекрасное настроение с шинигами, хотя когда у этого маленького сгустка энергии не было хорошего настроения? Пожалуй каждый затруднится ответить на этот столь риторический вопрос, да лейтенант одиннадцатого отряда, частенько прибывала в хорошем настроении либо потому что была ещё ребёнком, либо никто не осмеливался ей его портить.
Ячиру- чан гордая собой, вышагивала по улицам Сейретея, в поисках своих соратников по пакостям, сегодняшнем заданием было организация чаепития, в доме Кучики, главной целью Женской Ассоциации было остаться незамеченными, хозяином дома. Пожалуй Бьякуя придёт в ярость, если и на этот раз обнаружит их у себя в поместье, но когда это кого останавливало?!
- Здесь вычислил...эту комнату тоже обнаружил...и здесь облом...Не реально накрыть столько потайных комнат в доме! Вездесущий Бьякуя, нигде от него не спрятаться!?- ворчала себе под нос Кусаджиши, последнее собрание женской ассоциации не увенчалось таким уж грандиозным успехом, так как их собрание накрыли по всем статьям, - За уничтожение единственного бассейна во всём Сейретее, я отомщу тебе лично, редиска! Можешь считать, что нажил врага в моём лице! Ну ничего, сегодня мы снова встречаемся, так что нужно обдумать незаметное проникновение в дом Кучики!
На этой оптимистичной ноте Ячиру, в гордом одиночестве, что было странно ведь обычно малышка всюду появлялась в сопровождении Кен-тяна, помчалась в бараки одиннадцатого отряда, где её ожидала великая женская ассоциация шинигами в полном составе. Легонько отворив дверь, Кусаджиши, со скоростью света, взобралась на небольшой письменный стол, находившийся в комнате. Сегодняшний день предвещал быть весёлым и в предвкушении этого, малышка мечтательно взглянула в потолок представляя сколько сладостей ей предстоит съесть сегодня.
Пост не ахти, прошу тапками не кидаться ^ ^

+1

12

Ола, надеюсь, вы обо мне не забыли? х) Итак, это даже не пост, это нечто вроде кинка, заказанного другом.
Тема: безответная влюбленность Момо в Ренджи.

Догорал сдержанный пурпур заката, на горизонте лениво как огромная рыба перебираясь по облакам, плыло тяжелое солнце. Оно почти закуталось в одеяло из предсумеречного марева и темноты ночи. Красив жаркий, но не знойный, не пылающий огнем и смрадом Руконгая, июньский закат. Дневное светило не горит, не разливается стихийным пожаром по крышам зданий, по кронам деревьев, по изгибам дорог, нет, солнце мирно, как податливый материал колыхаясь от ветра, всплывает на ясном небе. Чудесное окончание чудесного дня.
Легкая, как птичка, тонкокостная Момо взлетела на подоконник и плавно опустилась на него, вытягивая свои худенькие ножки. В отсветах лучей по-детски неуклюжие ступни ног стали пунцовыми, а чернильная чернота хакам приобрела какую-то грозную кровавость.
Девчушка внимательно, по-птичьи настороженно проследила за игрой света на своей одежде. Что-то тревожное всколыхнуло ее душоньку, но с последними лучами наваждение исчезло, и на его место пришла умиротворенная апатия. Уставшая после долгого дня, Хинамори на чуток прикрыла глаза, и, как это водится, ее вмиг  одолел тяжелый будничный сон.
Снилось что-то невразумительное: Матсумото блестящем костюме, который больше оголял ее аппетитные формы чем прикрывал, на огромном цветке, хмурый как всегда Тоширо, но в нелепом наряде пчелы с двумя антеннами на макушке,  Кира в подвенечном платье с яростью отмахивался с помощью Вабискэ от представителей десятого отряда и Он…Ренджи был отдельным сном. В ночной мгле лейтенант шестого отряда шел по глухим опустевшим улицам Сейретее, он свистел какую-то знакомую мелодию и меланхолично, запрокинув голову, глядел в звездное небо, ритмично окрашивающееся ярками цветами фейерверков. Это был осенний фестиваль, ведь так?
Абараи все шагал вперед, и шедшей  за ним Хинамори казалось, что старый друг сам не знает, куда бредет. И зачем только она за Ним увязалась?
А Момо знала ответ на этот вопрос, но с замиранием сердца, краснея как маков цвет, отмахивалась от истины. Ее проблемы подождут, важнее Он.
- А знаешь, Момо-тян,  я ведь готов был. Да-да, я знал, что в итоге нас разбросает по разные стороны. Она теперь член клана Кучики, а я кто? А я что?– вдруг нарушил тишину Ренджи. Его голос звучал непривычно горько, безрадостно. Впервые Хинамори не знала, что ответить.
- Ничто…Да, брось ты, знаю я эти все подбадривания, слышал не раз: «Ренджи, пройдет время ты добьешься много», «Ренджи, твоя сила в упорстве», - мужчина своим грубым басом попытался изобразить манеру говорить Киру. Выходило не очень, но девочка сразу поняла, кого передразнивал ее сосед – Слышал! И осточертело ждать! Опостылело напрягаться, я его не догоню даже по прошествии тысяча лет! Он аристократ, ему кровью предсказано вытирать ноги о таких, как я, - Ренджи злобно ухмыльнулся и почесал взъерошенную макушку. Он наконец остановился у одного из поворотов, так что Момо смогла наконец догнать Абараи и заглянуть ему в лицо. Сердце ее сжималось от боли и обиды, но кого винить? Рукию, по лицу которой видно было, что подобное высокомерие больно ранит не только Ренджи, но и ее? Бьякую, который приютил сиротку в своем доме и просто требовал от нее придерживаться установленных правил? Себя? Но как?
- Момо-тян…И ведь я ее люблю,– это кроткое, стыдливое признание свергает небеса на плечи девочки, после этих слов ее будто засасывает в мертвенный омут. Зрачок расширен, дыхания участилось, сердце колотиться неистово. Не вдохнуть, не выдохнуть…

…И тут сон резко обрывается, внутри Момо что-то щелкает, и она чувствует, будто из-под нее пропала земная твердь – она катилась с подоконника на пол. Но чувство невесомости быстро обрывается больным  падением. Девочка открывается глаза, и пред ней предстает темный потолок ее кабинета. Закат давно потух, и за окном сверкала неопределенность сумерек. Лейтенант пятого отряда осторожно приподнимается, кряхтя как старуха: мышцы затекли и неприятно ныли, отдавая болью после каждого движения. Поднявшийся окончательно, Хинамори кинула внимательный анализирующий взгляд на свой рабочий стол: пару документиков на подпись, чернила и тонкая кисть, а еще маленький красный пакетик от Матсумото, украшенный кокетливым бантом, квадратная посылка от Киры, в которой легко угадывалась книга, и целая корзинка вкусностей от Широ-чан. Бледное личико девушки озарила теплая, благодарная улыбка, она не ощущала этого духа праздника, она не чувствовала себя повзрослевшей. Но от этих милых вещиц, от этого ненавязчивого внимания становилось на духе тепло. Не хватает, конечно, подарка от Айзена, но тот как всегда в труде забыл о такой мелочи. Ему прощается.
А еще нет Его подарка…
И тут же Хинамори одернула себя. Она нахмурилась: какая глупость, ведь только-только Ренджи стал лейтенантом шестого отряда, у него дел невпроворот, вот он и не скроил лишнюю минутку, чтобы поздравить свою старую подругу. Беда ли, стоит ли плакать?
- Не знаю, - неуверенно ответила девочка, ладонью стирая непрошеные слезы. Она тихо глотала рыдания, глядя на свои богатства, и мечтала отдать все дорогое, лишь бы увидеть Его вновь. Но почему именно Абараи? Чем Он так ей дорог?
- Хина-тян, занята? – вдруг сзади раздался до боли знакомый мужицкий бас. Девочка, вздрогнув как лесной зверек, обернулась к окну: на подоконники  по-хозяйски восседал собственной персоной Абараи Ренджи. Он виновато скалился и все протягивал Момо какой-то сверток. Девочка, восторженно вскрикнув бросилась к другу, но тут же подавила свой душевный порыв. Она медленно, с достоинством приняла сверток у Ренджи и кивнула в знак благодарности, а после тонкими пальчиками вцепилась в оберточную бумагу. Когда с ней было покончено, в руках Хинамори лежал маленький, скромный букетик гайдзиновских цветов – очень изящных, с широкими лепестками бледно-желтого цвета.
- Хэппи без дэй, прости, что припозднился. Это тюльпаны с Генсея, на западе нынче популярный цветок,- смущенно прокомментировал Ренджи, теребя белую повязку, - вот в общем, здоровьица тебе, Момо-тян, не хворай. А мне пора, до завтра.
И тут же, щеголяя своим умением сюмпо, Ренджи исчез из виду, а Момо все так и стояла, прижимая к себе сверток желтых тюльпанов,  как младенца. На душе было неясно, пасмурно, но бесконечно тепло, даже жарко от этих золотистых цветок.

0

13

Momo, приняты)

0

14

Пост))
Самым сложным, на взгляд Урахары, временем суток было безусловно утро, и причин этому было несколько. Во-первых, самая очевидная, это, то что в именно утром в магазине происходили различные странные происшествия, неизменно сопровождающиеся просто невероятным шумом, способным разбудить беспробудно спящего пьяного рыбака в темную зимнюю ночь, не то что бывшего капитана, обладающего острым слухом. И непременно все эти эксцессы требовали обязательно личного участия в них самого Урахары, не важно что же именно произошло: разбилась ли на кухне чашка или же на пороге появился агрессивный незваный гость.
Поэтому, сначала Урахара просыпается от того, вокруг начинается какая-то странная возня, потом резко наступает затишье перед бурей, и как только успокоенный мужчина закрывает глаза, по всему помещению проносится невообразимо громкий звук – смесь из звуков разбившегося стекла, упавших коробок, ора Джинты, плача маленькой Урары и ещё парочки непечатных выражений, чаще всего принадлежащих соседям, недовольным уровнем шума.
И конечно апогеем всего это бардака является неизменное явление Джинты в его комнату – громкие шаги парня слышно ещё до того как начнет бежать по коридору, поэтому когда последний распахивает дверь его комнату, естественно не соизволив постучать, Урахара окончательно просыпается.
Не то чтобы он был истинным ценителем сновидений, но порой за пару часов спокойного сна утром, он был готов подарить свою шляпу, иногда в жизни случаются редкие исключения – особенно когда ребятня уезжает в город за покупками и магазин радует своим безмолвием, но это точно не сегодня.
Урахара лежал на полу и рассматривал муху, которая упорно кружила у потолка, выписывая невероятные фигуры высшего пилотажа. В магазинчике было слишком шумно для такого раннего времени: громыхали тарелки, то и дело слышался звук метелки Уруру, за забором громко разговаривали прохожие. В какой-то момент Урахару даже посетил шальная мысль,  неужто сегодня обойдется без происшествий? Как вдруг раздался оглушительный треск – будто в деревянный дом на полном ходу врезался грузовик, несколькими мгновениями послышался пронзительный крик девочки, непечатные восклицания соседей, а по деревянным половицам зашлепали детские ноги.

0


Вы здесь » Bleach: Other War » Акции » #1. Канон!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC